Сколько выпускников вузов работает по специальности

Почему выпускники вузов не работают по специальности

Дата публикации: 10.09.2017 2017-09-10

Статья просмотрена: 10953 раза

Библиографическое описание:

Лутовина К. В. Почему выпускники вузов не работают по специальности // Молодой ученый. — 2017. — №36. — С. 69-72. — URL https://moluch.ru/archive/170/45594/ (дата обращения: 05.02.2020).

С каждым годом вопрос, почему выпускники вузов не работают по специальности, становится все более ощутимым, проблема разрослась настолько, что многие абитуриенты и студенты воспринимают вуз только как способ получить диплом. Сейчас все реже и реже можно встретить молодых людей, которые ответят положительно на вопрос: «Работаете ли Вы по профессии?». На сегодняшний день спрос на вакансии в разы превышает предложение о трудоустройстве. В итоге выпускники вынуждены переквалифицироваться на другие профессии и работать в другой сфере.

Большая часть работодателей убеждена, что выпускники не имеют необходимых знаний для реальной работы. Многие руководители отзываются о вчерашних выпускниках крайне нелестным образом: «Они хотят зарабатывать много, а умеют мало. Они считают, что диплом — гарантия трудоустройства, что они, выйдя из дверей университета, способны сразу начать профессионально работать. К сожалению, реальность доказывает обратное». [3]

По результатам проведенного опроса больше чем 40 % выпускников вузов признались, что работают не по специальности. Около 65 % опрошенных отметили главную причину этой проблемы — невостребованность знаний, полученных в вузе. Ведь и по словам министра образования, не более 15 % российских вузов дают действительно качественную подготовку. Также в пределах страны до сих пор нет качественного прогноза потребности в тех или иных специалистах.

Оказалось, что около 77 % опрошенных поменяли представление о своей профессии, в итоге у выпускников вузов возникает несоответствие ожиданий от профессии и реальности, и более чем половина поступивших уже жалеют о сделанном выборе.

По данным InterstateEducation в России около 55 % людей в возрасте от 25 до 64 лет имеют высшее образование, когда в идеале их должно быть не больше 35 %. Правительство считает, что России не нужно то количество специалистов, которое российские вузы выпускают сейчас, а мотивировать нужно молодых людей к получению среднего специального образования, в котором сейчас так нуждается рынок труда. [1]

Сравним результаты мировой статистики:

Страна

Население свысшим образованием (%)

Население со средним специальным образованием (%)

В соответствии с таблицей Россия в первых рядах в плане высшего образования, но так ли это хорошо, как и звучит? Например, Китай, занимает одно из последних мест подобного рейтинга. В Китае только 10 процентов от всего миллиардного населения страны имеет высшее образование, и вузы там — на вес золота, как и сотрудники с «корочкой». Сложно сказать, что в России похожая ситуация.

Что касается среднего специального образования, то здесь лучшие показатели у стран Южной Америки и Китая и ряда европейских государств, по причине ограниченного доступа к высшему образованию. В России же всего лишь около 5 % от населения страны на 2014 год имело среднее специальное образование, когда по мнению правительства эта цифра должна быть в 13 раз больше. [1]

Вот тут и возникает проблема- легкодоступность высшего образования. Если в России больше всего специалистов на душу населения в мире, то у нас должна быть лучше всего развита научная деятельность, что явно не соответствует действительности.

Бытует мнение, что многие подростки выбирают свою будущую специальность под давлением своих родителей, но, по нашим данным, всего лишь 6 % опрошенных признались, что выбрали профессию по желанию родителей, 78 % говорят, что сделали выбор самостоятельно, остальные 16 % имели иные причины. Лишь 6 % последовали совету своих родителей, с первого взгляда статистика радует: молодые люди учатся принимать самостоятельные решения, но если задуматься, так ли это хорошо, как кажется? Ведь им едва исполнилось 17–18 лет, как в этом возрасте можно понять, кем ты будешь всю оставшуюся жизнь? Проблема в том, что у абитуриентов нет достоверной информации о том, чем им придётся заниматься по выбранной профессии, и в этой ситуации родители могут лучше знать многие подробности, о которых не упоминают авторы различной профориентационной рекламы.

По результатам опроса более чем 40 % абитуриентов планируют подать документы на юридические, экономические и управленческие специальности. Если заглянуть в статистику 2009-го года, то 31,2 % выпускников составляли экономисты и управленцы, и по данным Минобрнауки, число юристов и экономистов, которых и так слишком много, только растет. [2] А ведь сегодня производственные и строительные предприятия испытывают дефицит инженеров, технологов, но почему тогда учебные учреждения в основном выпускают юристов и экономистов? Главных причин несколько: к технарям более жёсткие требования, многие просто-напросто боятся поступать на технические специальности из-за незнания физики и/или математики и это дорогостоящая подготовка. Например, чтобы подготовить экономиста, нужно на каждого студента выделить 10 кв. м вузовских площадей, а инженеру требуется 16 кв. м и ещё специальное оборудование для практических занятий.

Абитуриентов попросили описать выбранную специальность в свободной форме. Выяснилось, что в большинстве случаев школьники и абитуриенты не до конца понимают, чем они будут заниматься, когда получат диплом. Наглядный пример: один из опрошенных планирует поступить на архитектора, описывает свою будущую профессию он следующим образом: «Я хочу поступить на архитектора. Я думаю, что на выходе из института буду заниматься дизайном интерьеров и выполнять интересные заказы клиентов. Для меня работа архитектора — это непрерывный творческий процесс». Ответ на тот же вопрос уже выпускника вуза: «Поступала в институт с желанием на выходе заниматься дизайном интерьеров. Мне казалось, что работа архитектора есть постоянный поиск решений, попытка совместить идею эскиза с реалиями фактической жизни. После стало понятно, что выпускники архитектурных вузов (в России) в основном трудятся над изготовлением рабочих чертежей для безвкусного индивидуального или типового жилья. Единственный вариант учиться дальше и долго зарабатывать себе репутацию, чтобы твоё существование было замечено».

В результате получается, что амбициозные и талантливые молодые люди при выходе на работу просто-напросто врезаются в стену современных реалий, чего они совсем не ожидали. В итоге кто-то мирится со сложившейся ситуацией, кто-то уходит в смежную отрасль, где сможет проявить свой талант и лишь единицы выбиваются в творческие лидеры.

В качестве причин выбора той или иной специальности большинство абитуриентов отметили пункты «привлекает образ жизни при данной профессии», «высокий заработок» и все-таки 10 % признались, что планируют просто получить диплом. Интересно, что к профессиям, способным дать высокий заработок, отнесли в основном экономистов, юристов, менеджеров и специальности, связанные с ИТ, а самоутвердиться решили в основном кандидаты в творческие профессии.

А что касается причин выбора вуза, 59,5 % ориентируются на качество образования, опрашиваемые отметили, что главный показатель качества образования для них — востребованность полученных знаний. Также поступающие обращают внимание на наличие бюджетных мест и престижность вуза. Этот ответ показывает глубочайшее непонимание основных задач высшего образования как со стороны абитуриентов, так и со стороны общественного мнения в целом. Основная задача университетского образования и в традиционном, и в современном понимании — базовая, или фундаментальная, подготовка с тем, чтобы специалист при необходимости смог быстро разобраться в конкретной ситуации из некоей профессиональной области, а вовсе не прикладная сиюминутная востребованность полученных знаний.

В ходе исследования было выявлено несколько причин, почему выпускники вузов не работают по специальности:

  1. Незнание рынка труда. У школьников, абитуриентов, да и у студентов тоже отсутствует понимание нынешней ситуации на трудовом рынке, та информация, которой они владеют, в основном взята из недостоверных источников и принята на веру.
  2. Непонимание цели получения своей профессии. Многие молодые люди выбирают специальность не особо задумываясь, в порыве подростковой амбициозности или легкомысленности, просто за компанию, чтобы не расставаться с друзьями, или в угоду родителям, или наперекор родителям, а позже настигает горькое осознание того, что специальность не по душе.
  3. Несоответствие ожиданий от профессии иреальности. Поступающие в высшее учебное заведение крайне туманно представляют себе, чем они будут заниматься, если выберут ту или иную специальность, какие обязанности у них появятся, примерная зарплата и т. д., т.п. Причина этого кроется в отсутствие в школьной программе предметов по ознакомлению учащихся с реальными специальностями.
  4. Несформированность личных целей. Многие сегодня действительно не представляют, кем хотят стать и чего достичь в профессии. В молодом поколении отсутствует некий навык планирования собственной жизни. В результате происходит так, что в 21–23 года вчерашний студент оказывается на рынке труда без реальных представлений, что ему делать дальше.
  5. Неприменимость полученных знаний кновым требованиям. Технологии постоянно меняются. Вузы очень неповоротливы в плане обновления устаревших программ обучения. Молодые люди получают образование, которое уже на момент их появления на рынке труда не пользуется спросом. Большинство молодых людей испытывает так называемый «шок от реальности», связанный с тем, что их идеальное представление о будущей трудовой деятельности вступают в противоречие с реальной обстановкой на рабочем месте.
  6. Низкооплачиваемость работы. Работа нравится, но она настолько низкооплачиваема, что трудовая мотивация к ней тает с каждым днём. И оставлять такую работу не хочется, но на первый план выходят всё-таки материальные стимулы, связанные с необходимостью содержания себя и семьи.

Диплом на полку: Почему почти каждый второй в России работает не по специальности

Начавшаяся в 90-е годы прошлого века тенденция продолжает развиваться – всё больше людей в нашей стране меняют род деятельности. Кто-то осознанно, кто-то вынужденно

Не та профессия

Почти половина опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) жителей России на сегодняшний день работает не по специальности. Лишь 51% респондентов трудятся в той профессиональной области, которой обучались, 58% при этом имеют высшее образование. Напротив, среди людей со средним специальным образованием доля работающих не по специальности составила 55%, приводит данные ТАСС .

Составители опроса также поинтересовались, в чём заключается причина несовпадения сферы деятельности и полученной профессии. Почти треть (30%) указывают на невозможность устроиться по своему профилю ввиду нехватки рабочих мест либо отсутствия работы как таковой. 24%, то есть почти каждый четвёртый, выбрал должность в другой профессиональной области, но с более высоким уровнем оплаты труда. 20% опрошенных «нашли себя» в других сферах, выбрав их вне зависимости от заработка.

28% участников опроса вообще никогда не работали по специальности. Относительно долго (более пяти лет) в полученной в учебном заведении профессии трудились 48% респондентов, ещё 16% – от одного года до пяти лет, 6% бросили её менее чем за год.

Также ВЦИОМ выяснил, каким образом граждане России уходят в другую сферу деятельности, какие шаги для этого предпринимают. 37% решивших сменить профессию обучаются на курсах профессиональной переподготовки. Ещё треть постигают её самостоятельно. В 29% случаев никакие новые знания не понадобились.

Почему так происходит

Фото: www.globallookpress.com

Обучение в университете в среднем длится около пяти лет. Это довольно большой промежуток времени, в течение которого студенты упорно готовятся к своей будущей профессии, ещё не догадываясь о её «подводных камнях». В этом случае речь идёт о тех, кто самостоятельно выбрал специальность перед поступлением в высшее учебное заведение, поскольку следующая категория выпускников относится к тем, за кого всё решили родители. Вот они и поступают на такие «клишированные» направления, как юриспруденция, экономика, менеджмент и так далее. Уже в конце девяностых годов на бирже труда кадров с такими специальностями стало слишком много, и они просто утратили свою ценность.

Вторая причина – культ высшего образования, которое вроде как гарантирует светлое будущее и работу на желаемой должности. На самом деле даже красный диплом далеко не всегда открывает все двери, как и не даёт гарантий получения работы по специальности. Нередко всё упирается в отсутствие практики и стажа. Распространённая жалоба молодых специалистов: «Как найти работу, если без опыта никуда не берут?» Некоторые компании, конечно, соглашаются сотрудничать со стажёрами, что дает тем возможность решить вопрос с получением опыта, но таких организаций катастрофически не хватает.

Читайте также:  Нужен ли загранпаспорт в Калининград на самолете

Возникает и такой вариант, когда выпускник через какое-то время просто теряет интерес к полученной профессии; в этом случае он может найти себе работу в другой отрасли без каких-либо усилий, либо ему приходится переучиваться в другом направлении. Однако смена профессии – не самое быстрое решение, поэтому в наше время существуют многочисленные школы для ускоренной подготовки специалистов.

Третья причина, которая в последнее время набирает всё большую «популярность» – страх перед ЕГЭ. Так происходит, когда на желаемую специальность может быть набор достаточно сложных предметов, что становится непростой задачей для школьников. Неуверенность в своих силах толкает их на более «безопасный путь», то есть выбор другого направления, куда легче поступить.

Ещё одна причина кроется непосредственно в результатах опроса ВЦИОМ. Люди понимают, что могут зарабатывать больше в других сферах. От момента поступления в вуз до решения о смене профессиональной сферы может пройти 10, 15 и более лет. За это время ситуация на рынке труда неизбежно меняется. Появляются новые виды бизнеса, которыми начинают заниматься, чтобы заработать. И неважно, что по образованию ты строитель, а открываешь свой барбершоп или службу доставки суши. С развитием интернета способов получения дохода становится всё больше, и люди предпочитают их.

Фото: www.globallookpress.com

Что делать?

В 2014 году начались разговоры о том, что Госдума примет закон, который постепенно обяжет всех выпускников работать по специальности. Планировалось, что с 2016 года это коснётся служащих госсектора, а с 2020-го – всех остальных. Однако позже выяснилось, что речь шла лишь о новых профстандартах, которым должны соответствовать работники. Но кардинальным образом на ситуацию это повлиять не может. Очевидно, что врачом не может стать человек без медицинского образования, и за штурвал самолёта кто угодно не сядет.

Необходимо, чтобы у школьника к моменту поступления в вуз сформировалось максимально адекватное представление о будущей профессии. Выпускник не должен получать высшее образование исключительно ради диплома, тем более за счёт государства. Законодательно запретить работать не по полученной специальности, конечно, можно, но в условиях современного мира это вряд ли даст необходимый эффект. В Белоруссии предприняли такую попытку – оплачиваешь родной стране годы своего обучения и идёшь на все четыре стороны. Однако насколько эффективен такой работник, у которого денег не нашлось, и он трудится на том или ином предприятии из-под палки – большой вопрос.

Значит, нужно создать все условия, чтобы у самого учащегося появилось или сохранилось желание работать по специальности. И тут мы снова упираемся в качество образования, которое, к сожалению, только снижается. Также большую роль может сыграть и производственная практика, однако нередко студенты занимаются ею для галочки.

Диалог бизнеса и вузов

Немаловажный момент, о котором сейчас говорят всё больше, – вузы должны «услышать» бизнес, а для этого нужно наладить постоянный контакт. Система образования не поспевает за рынком труда. Да, её инерционность неизбежна, современные технологии развиваются стремительно. Что говорить, если доля преподавателей, использующих материалы на иностранных языках в разных регионах, колеблется от 2 до 7%? Большинство их них сами работали ещё на аналоговом оборудовании, а студентам предстоит столкнуться с цифровым. Двадцать первый век на дворе. Почти лет двадцать как.

Фото: www.globallookpress.com

Если подходить к вопросу глобально, то полученная ВЦИОМ статистика не говорит о какой-то катастрофе. В 2013 году Джейсон Абел и Ричард Дитц из Федерального резервного банка в Нью-Йорке провели исследование, результаты которого показали, что лишь 62,1% американских работников трудятся там, где вообще имеет значение какой-то диплом. При этом по специальности работают чуть более 27%. Так что российские показатели далеко не самые плохие. А вот качество работы даже тех, кто не стал менять род деятельности после вуза, нередко оставляет желать лучшего. В том числе из-за того, что высококлассные специалисты уходят в бизнес, в более денежные сферы. Этот отток также нужно снизить до минимума.

РаботаСколько учителей работает по специальности

И много ли выпускников пединститутов идет в менеджеры по продажам и секретари

Педагогические специальности точно нельзя назвать востребованными. Конкурс на них, по данным «РБК», составил в 2017 году 7,3 заявления на место. Это меньше, чем конкурс в среднем по России, и гораздо меньше, чем число желающих обучиться профессии экономиста, политолога, HR-специалиста и врача. Для поступления на бюджетное место в педагогический вуз нужны средние оценки: будет достаточно 70 баллов на ЕГЭ.

По нашей просьбе рекрутинговый портал Superjob провел исследование и пришел к выводу, что 53 % выпускников московских педагогических факультетов ищет работу в науке и образовании. В среднем по России эта цифра ниже: всего 27 %. Остальные в основном хотят устроиться на административную работу, в продажи и HR.

Мы уже писали, на что живут учителя. В топе вакансий по Москве сейчас — предложения с зарплатой от 60 до 120 тысяч рублей. К примеру, до 120 тысяч рублей может получать учитель русского и литературы, а от 90 тысяч предлагают учителю начальных классов.

В День знаний The Village решил узнать, что побуждает школьников идти в учителя и как меняется их настроение за время студенчества. Мы также выяснили, сколько выпускников педагогических вузов работает не по профессии.

Почему учителя не хотят работать по специальности

выпускница педагогического вуза

Я окончила МПГУ еще в 2015 году. Почему именно этот вуз? Дело в том, что еще в школе я загорелась идеей преподавать русский язык и литературу, потому что перед глазами был идеальный пример хорошего учителя. Помимо интересных и подробных занятий, эта преподавательница нам действительно была еще одним родителем. Уроками наше общение не ограничивалось, были походы в музеи и театры, она курировала творческую жизнь нашего класса. Этот энтузиазм, любовь к детям, интерес к собственному предмету оказались безумно заразительными, и я всенепременно решила, что смогу стать таким же человеком, к которому много лет спустя тоже будут приходить благодарные выпускники.

Сейчас я понимаю, что хотела всеобщего признания и уважения, а еще проявить свой творческо-организаторский потенциал. Но, к сожалению, этого оказалось мало для того, чтобы стать хорошим преподавателем. В МПГУ я пошла потому, что он считается лучшим педагогическим вузом Москвы. ЕГЭ сдала хорошо, так что на бюджет поступила легко.

Сложности и вопросы «А тут ли мое место?» начались позже. В один момент я просто поняла, что быть учителем — не мое. Слишком большая ответственность за те знания, которые ты вкладываешь в голову детям. Ведь всегда хочется, чтобы следующее поколение было лучше предыдущего, а чему может научить человек, который предпочитал библиотеке актовый зал? Молодых специалистов, тем более сейчас, не особо любят старшие коллеги: слишком импульсивные и многого ждут. Быстро выгорают или разочаровываются в зарплатах.

Из моей группы (29 человек) доучились до конца только 14, из них, насколько я знаю, только двое работают по профессии. Остальные ушли либо в продажи, либо в бизнес. Сама я решила не заморачиваться и устроилась в одну компанию менеджером по работе с партнерами. По знакомству (хотя с высшим образованием) меня все равно бы взяли. Иногда я думаю, что смогла бы попробовать преподавать, но только если начну считать себя достаточно компетентной. Я поступила в магистратуру все в том же университете. После нее можно преподавать студентам — думаю, это не так страшно, как школьный класс.

Кто идет работать в школу

выпускница педагогического вуза, учитель

Я целенаправленно поступала в педагогический вуз. Отец и тети работали учителями. Сначала я хотела стать учителем русского языка и литературы, но семья отговорила — сказали, что всю жизнь с тетрадками жить буду. Посоветовали пойти на учителя истории.

В итоге я поступила в МГПУ. В городском вузе оказался сильный преподавательский состав: педагогам там платили больше, поэтому у нас преподавали специалисты из МГУ, РГГУ и других топовых вузов. Практика началась с третьего курса, мы работали в очень интересных школах, которых сейчас не осталось — все они объединены с другими.

За время учебы я слышала от выпускников, что в школах на молодых специалистов давят, нагружают работой и не платят за дополнительную нагрузку. Место работы выпускники ищут по совету друзей, которые окончили хорошие школы. Так же делали и мы, но часто нас не пускали дальше дверей: охрана говорила, что вакансий нет. Я нашла работу почти случайно: гуляла по району, наткнулась на методический центр и оставила свои контакты. Летом директор школы позвонила и пригласила на собеседование. Первое время было очень сложно: я приходила домой и падала. Детей было трудно контролировать: отворачиваешься к доске, а за спиной шум и гам. На следующий год накопился опыт, и стало проще.

Я работаю учителем седьмой год. Было ли желание поменять работу? Да, было. На четвертый-пятый год началась трансформация столичного образования. Школы объединялись в комплексы, началось давление департамента образования. Учитель — творческая профессия, а основная эмоция, которая сейчас навязывается, — страх. Учителей увольняют по любому чиху. В такой ситуации стало ужасно сложно работать. В этот момент я думала уйти в финансы или торговлю, куда угодно. Но в итоге все устаканилось. Давление на администрацию осталось, но нас от этого прикрыли. Мы можем продолжать спокойно работать.

Многие выпускники истфака работают по профессии. По крайней мере, почти все, с кем я дружила в вузе, работают в школах. Хотя, конечно, есть и такие, кто поработал и ушел в банк, продажи или еще куда-то.

Я учился на мехмате МГУ. Это чисто математическое образование, выпускники идут либо в науку, либо устраиваются программистами или аналитиками. Последние два года обучения посещал факультет дополнительного педагогического образования, где получил квалификацию «преподаватель». Еще с первых классов работал со школьниками, и получить такое образование мне было интересно.

В моей школе была уникальная история — классы при мехмате. Многие выпускники учились сначала в этих классах, потом на мехмате, а после возвращались в качестве преподавателей. Я из школы, можно сказать, и не уходил: в мае выпустился, а в октябре начал работать. Сначала занимался сайтом, готовил детей к олимпиадам, был ассистентом преподавателя. После окончания вуза взял большую нагрузку и стал преподавателем. Раньше на работу в школу принимали по рекомендации с мехмата. Но за последние годы кадровая политика из-за рекомендаций департамента образования ужесточилась: сейчас желающих много, а вакансий почти нет.

Условия работы зависят от конкретного учреждения и конкретного руководителя. Иногда встречаешь коллег, а они все запуганные — то их на выборы заставляют ходить, то просто кошмарят.

Мне с руководством повезло. Я работаю в комфортном режиме. В школах заинтересованы, чтобы преподаватели брали больше часов — тогда можно отчитываться о высокой средней зарплате. Сейчас средняя зарплата учителя в московской школе — около 70 тысяч рублей. Есть те, кто получает 100 тысяч, есть те, кто зарабатывает 40 тысяч. Все зависит от нагрузки, она согласовывается с преподавателем. Стандартной нагрузкой считается 18 часов, но кто-то берет себе 25 часов и спокойно с ними справляется. Последние несколько лет моя нагрузка — 13 часов. Мне этот график нравится: я бы с гораздо меньшим удовольствием сидел где-нибудь в офисе с 09:00 до 18:00.

выпускница педагогического вуза, учитель

Я случайно попала в МПГУ имени Ленина, отучилась там пять лет, получила специальность бакалавра начального образования с правом преподавания иностранного языка. Думала, что двойная специальность будет каким-то плюсом в будущем, но преподавать английский не собиралась.

Читайте также:  Как оформить загранпаспорт нового образца

Я проходила практику в школе в родном районе, потом пришла устраиваться туда же. Но там не было мест. Обратилась в школу, где когда-то училась сама. Встретилась с директором, которая сказала, что я недостойна там преподавать, а для начала должна как-то себя проявить. Пошла в школу, где училась моя сестра. Оказалось, что им как раз нужен был учитель начальных классов. Я прошла небольшое собеседование, провела открытый урок, и меня взяли на работу. В течение первого года у меня был наставник, который посещал мои уроки и давал рекомендации. На урок мог прийти и директор школы. Сейчас я работаю второй год и веду один класс. В прошлом году я взяла себе большую нагрузку: классные часы, классное руководство, группу продленного дня. В этом уменьшила ее, сократив часы в группе продленного дня.

Почему учителя уходят из школы

Елизавета Двоеглазова, журналист

Я окончила филологический факультет Кубанского государственного университета. Вначале, правда, я думала идти на журфак, но вступительные экзамены проходили в один день, и я сделала выбор в пользу филфака. Учителем стать я никогда не хотела, но, когда получила диплом, я просто знала, с чего начинать без опыта. Месяц ездила по собеседованиям, но ничего мне не подходило. Потом мне позвонила однокурсница и предложила попробовать устроиться вместе с ней в лицей, и нас взяли.

В школе ко мне относились хорошо, как-то по-отечески, учителя во многом помогали, что-то прощали. Я преподавала русский и литературу у пятых и восьмых классов. График был не очень плотный, но неравномерный. Иногда из-за окон в расписании был занят весь день. Зарплату получала ниже средней по региону, но не катастрофически низкую: по краевой программе молодым специалистам полагались надбавки. Свободного времени было мало, так как приходилось заниматься проверкой тетрадей и подготовкой к урокам.

Самое сложное в работе учителя, на мой взгляд, — держать аудиторию. Еще непросто давалось общение с родителями. К тому же психологически тяжело взаимодействовать с большим количеством разных людей и постоянно чувствовать себя в определенных рамках. Одежда, поведение, речь, досуг, социальные сети — ты зажат в тиски условностей.

В общем, к концу первого года я поняла, что оставаться в школе не хочу. После я три года проработала в сфере создания одежды (научилась всему в процессе). Сейчас я второй год редактор-рерайтер на региональном интернет-портале.

60% выпускников вузов не работают по профессии. Почему так происходит?

Как молодёжь выбирает профессию / Иллюстрация Дины Ли специально для Informburo.kz

Informburo.kz решил разобраться, насколько осознанно абитуриенты выбирают будущую профессию.

Выпускники школ поступают в вузы, получают специальность по одной сфере деятельности, но потом трудятся совсем в другой. Почему это происходит? Отчасти причиной может быть недостаточная осведомлённость молодых людей о профессии, которую они хотят получить.

Informburo.kz выяснил, как в казахстанских школах детям помогают определиться с будущей работой, и почему в итоге часть из них всё же ошибается в выборе.

Почему выпускники вузов не работают по специальности?

Жителю Нур-Султана Рустаму Карымсакову 30 лет. Он учился на эколога, потом на юриста, но в итоге работает проектным менеджером в отделе маркетинга корпорации “Казахсельмаш”.

“Учился на эколога в Кокшетауском университете имени Касымова. На тот момент выбор зависел от финансовых возможностей по оплате обучения. Стоимость выбранной специальности была недорогой. После этого получил второе высшее в юридической академии “Фемида” в Кокшетау по специальности “юрист”, – рассказывает Рустам Карымсаков.

По его словам, в школе никто не помогал с выбором будущей профессии, но была мечта детства – стать сотрудником правоохранительных органов. Чтобы попасть в полицию, Карымсаков и пошёл учиться на юриста.

“Не получилось (устроиться в правоохранительные органы. – Авт.). Сейчас работаю проектным менеджером. Это должность больше финансового и экономического характера”, – говорит мужчина.

Другая жительница Нур-Султана Жанна Мадиярова (имя изменено по её просьбе) ещё со школы хотела помогать людям, ради этого мечтала попасть на госслужбу.

“После вуза я устроилась на работу в столичный ЦОН. Проработала там 4 года и поняла, что выбрала совсем не ту специальность. Зарплаты низкие, возможности в карьере минимальны, ещё и постоянные переработки”, – говорит Жанна Мадиярова.

Сейчас девушке 34 года, она работает администратором в одном из столичных пабов.

“Получаю зарплату в два раза больше, чем в ЦОНе. И я думаю, что тут я более защищена в плане трудовых взаимоотношений”, – добавила спикер.

Интернет, постоянный доступ к которому имеет 77% населения (данные на 2017 год), казалось бы, должен помочь быстро сориентироваться в профессии, но и тут людям сложно выбрать профессию на всю жизнь.

Informburo.kz узнал у нынешних выпускников школ, насколько они готовы к выбору специальности.

Ученики 11-х классов сообщили нам, что выбирают те профессии, по которым уже работают их знакомые или родственники. В этом случае влияние оказывает наглядный пример успеха, возникает модель поведения, на которую ориентируются подростки.

Некоторые из абитуриентов признались, что при выборе специальности учитывают возможность получения государственного гранта. Для них главным является обладание дипломом. Эта категория завтрашних студентов также руководствуется финансовыми возможностями семьи (на случай неудачи с получением гранта).

Сколько молодых специалистов не могут найти работу по профессии?

Около 60% выпускников вузов не могут устроиться на работу по специальности. Такие данные по итогам 2018 года приводили аналитики Национальной палаты предпринимателей “Атамекен”. В НПП заявили, что зачастую бизнесмены недовольны качеством подготовки кадров в казахстанских вузах.

“Каждый раз, когда мы встречаемся с бизнесом на нашей площадке или на другой, или на площадке государственных органов, всегда в первую очередь обсуждается кадровый потенциал. Есть вопросы:

  • насколько подготовлены выпускники;
  • насколько их навыки соответствуют действительности;
  • умеют ли работать на современном оборудовании”, – говорит заместитель директора департамента развития человеческого капитала НПП “Атамекен” Азамат Бейсенбенов.

В декабре того же 2018 года палата обнародовала результаты исследования образовательных программ. Выяснилось, что около 35% выпускников работают не по специальности, и еще 40% не смогли трудоустроиться в течение года после выпуска.

“Трудоустройство выпускников разных специальностей на уровне ниже 50% имеют 68 вузов. Средний процент трудоустройства по 92 специальностям – 67,4%, минимальный уровень зафиксирован по специальности “Таможенное дело” – 41%. Исследование показало отсутствие возможности у большинства студентов выбрать дисциплины и педагогов, как это должно быть при Болонской системе”, – сказал заместитель председателя правления НПП “Атамекен” Олжас Ордабаев на пресс-конференции в СЦК.

В Центре развития трудовых ресурсов (подведомственная организация Министерства труда и социальной защиты населения РК. – Авт.) пришли к более оптимистичным выводам. Проанализировав рынок труда в 2018 году, там заключили, что 70% выпускников работают по специальности. Ещё пять лет назад этот показатель не доходил и до 50%.

“Невостребованность выпускников по правовым специальностям, это:

  • юристы:
  • правоохранители;
  • адвокаты и судьи.

Эксперты связывают это с их переизбытком на рынке труда. Выбирая для себя будущую профессию, абитуриенты, как правило, не задумываются, легко ли будет потом найти работу ввиду огромной конкуренции. Столкнувшись с ней, они идут трудиться в сферы, далёкие от тех наук, которым посвятили как минимум четыре года обучения”, – говорил вице-президент Центра трудовых ресурсов Тахир Аслялиев.

Насколько выбор подростка является осознанным?

Преподаватели школ говорят, что сейчас одни дети уже в старших классах самостоятельно определяются с выбором будущей профессии, другим в этом помогают близкие.

По словам учителя русского языка и литературы школы №155 в Алматы Айжан Момбаевой, большинство учеников 9-11 классов этого учебного заведения знают, на кого они хотят выучиться.

“В третьей и четвёртой четвертях в 9-11 классах мы уже работаем над профессиональной ориентацией учеников. Приезжают представители колледжей и вузов, раздают буклеты, рассказывают о специальностях. В девятых классах мы выделяем целые классные часы для этого. Иногда выезжаем вместе с учениками на дни открытых дверей”, – рассказывает Айжан Момбаева.

Осознанно будущую профессию современные абитуриенты выбирают крайне редко, уверена заведующий кафедрой политологии Евразийского национального университета имени Льва Гумилёва Елена Нечаева.

“По моим наблюдениям, один из 100 выбирает осознанно. Учитывает, сможет ли он адаптироваться, способен ли получить необходимую квалификацию, представляет ли, чем конкретно будет заниматься в своей профессии.

Чаще всего в основе выбора идеализированные представления о том, что если он закончит “Финансы”, то будет банкиром, а если “Юриспруденцию”, то прокурором. Стереотипы восприятия, давление со стороны родителей, которые хотят видеть своих детей людьми с высшим образованием, приводят к тому, что абитуриент готов обучаться преимущественно престижным профессиям, которые высоко оцениваются общественным мнением”, – говорит Елена Нечаева.

Она также добавила, что именно неосознанный выбор будущей профессии становится причиной разочарования уже во время обучения в вузе. Иногда это приводит к тому, что студенты кардинально меняют свои планы.

“Например, к нам на политологию переводились студенты с информатики, биотехнологии и даже с физкультуры”, – добавила Елена Нечаева.

Около 5-10% студентов меняют специальность, а иногда и вуз уже в первый год обучения, сказала преподаватель кафедры информационных технологий Казахского университета технологии и бизнеса Арай Тлеубаева.

“О выборе специальности абитуриенты думают в течение последнего учебного года в школе и уже осознанно выбирают для себя профессию по желанию. Но не всегда абитуриент может поступить туда, куда он хочет. К примеру, чтобы учиться по гранту, будущему студенту приходится поступать совсем не на ту специальность, которую он выбрал”, – считает Арай Тлеубаева.

Профессию лучше выбирать, будучи студентом – эксперт

Политолог Жаксылык Сабитов уверен, что определяться с будущей профессией должны не школьники, а студенты первых и вторых курсов. Он говорит, что в этом отношении стоило бы приблизить казахстанскую модель высшего образования к американской.

“Во-первых, там поступают не на специальность, а на направление. И уже после второго курса студенты, когда они уже более или менее разбираются в специальностях и на рынке труда, выбирают себе специализацию, ориентируясь уже на свои конкурентные преимущества, а также на четкие цели и задачи.

Во-вторых, у нас в университетах очень низкие заработные платы, средняя заработная плата преподавателей в вузах в Казахстане в среднем в три раза меньше средней заработной платы по стране. Поэтому преподают у нас в основном там люди, которые не являются лидерами в своих отраслях, либо фанаты науки, влюблённые в свое дело”, – пояснил политолог.

Нынешнее положение дел, по его мнению, не позволяет подготовить квалифицированных, нужных на современном рынке специалистов.

“Необходимо в Казахстане на порядок увеличить заработные платы преподавателям, чтобы туда шли работать именно лидеры в своих сферах”, – считает Жаксылык Сабитов.

Сабитов говорит, что текущая система высшего образования в Казахстане слабо отражает нужды рынка труда. А как минимум половина вузов Казахстана – это “фабрики дипломов”, которые дают просто дипломы, а не нормальные знания, заявил Сабитов.

В этих “фабриках”, по его словам, слабый профессорско-преподавательский состав, и ситуация с образованием не изменится, если не закрыть такие вузы.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Типичный студент

Как выглядит учащийся вуза с точки зрения статистики

В Росстате говорят, что сейчас высшее образование в стране получают 4,2 млн человек, из них 2,5 млн — очно. Расскажем, как выглядит среднестатистический студент.

Кого считать студентом

По закону «Об образовании» студентами считаются учащиеся вузов и учреждений среднего профессионального образования — колледжей, техникумов, ПТУ. Но в этой статье мы будем говорить только о тех, кто получает знания в высших учебных заведениях: статистика о таких людях самая полная. Да и толковый словарь Ожегова относит к студентам только учащихся вузов.

Как зовут и сколько лет

Среднестатистический российский студент — девушка. Если верить статистикам, студенток в стране 54%, а студентов — 46%. Женщины составляют 58% от всех россиян с высшим образованием. Нашей героине 21 год: среди тех, кто сейчас учится в вузе, людей этого возраста больше всего. Если предположить, что поступала наша героиня сразу после школы, в 17—18 лет , то сейчас она учится на четвертом курсе.

Читайте также:  Что нужно для участия в программе репатриации

Сборник Росстата «Женщины и мужчины России»PDF, 1,6 МБ

В 2015 году автор книги «Тысяча имен» Евгений Мищенко проанализировал 25 тысяч вступительных заявлений в два крупнейших вуза России — МГУ и СПбГУ, чтобы узнать, какие имена встречаются чаще всего. Оказалось, что самое распространенное имя у абитуриенток — Анастасия, а у абитуриентов — Александр.

Если предположить, что отцу типичной студентки сейчас около сорока, то, скорее всего, его тоже зовут Александром. Получается, что полное имя типичной российской студентки — Анастасия Александровна.

Где и на кого учится

В 2018 году в России насчитывалось 742 вуза. Если считать филиалы отдельно — 1911. Большинство учебных заведений государственные, частных вузов всего около двухсот, учится в них 10% от общего числа студентов.

Больше всего вузов и студентов — в Москве: 203 образовательные организации, в которых учатся 757 тысяч человек — это 6,2% населения столицы. Второе место в списке самых студенческих регионов страны занимает Томская область: 5,9%. Третье — Санкт-Петербург : 5,8%. Вероятно, Настя получает образование в крупнейшем вузе России — МГУ. Всего здесь учится больше 38 тысяч студентов.

Анастасия учится на экономе — это самый крупный факультет в МГУ. Вообще, студентов-экономистов в стране больше всего: 12,4%, если верить опросу Высшей школы экономики. На втором месте — юристы: 7,9%. Третье делят специалисты в сфере управления и инженеры: по 4,5%.

Среднестатистический студент учится бесплатно, хотя с каждым годом доля студентов-платников растет: в 2011 году на бюджетные места приходилось 74,3% всех абитуриентов государственных вузов, а в 2019 — 61,9%. Правда, по данным Высшей школы экономики, в последние годы число платных мест на экономических и гуманитарных факультетах падает, а на медицинских, математических и информатике — растет.

Откуда родом и как живет

Высшая школа экономики совместно с другими научными организациями ежегодно проводит мониторинг экономического положения населения. Судя по этому мониторингу, 60,6% студентов, принявших участие в исследовании, родились в городе. Получается, что выпускников сельских школ в вузах примерно в полтора раза меньше. Анастасия — горожанка. Правда, статистике неизвестно, москвичка она или приехала из другого города.

По данным ВШЭ, только 2,6% студентов состоят в официальных отношениях, еще 3,8% живут со своим партнером. Узами брака Настя себя связывать не спешит.

Не торопится Анастасия и устраивать свою карьеру: 96% опрошенных студентов не имеют постоянной работы. В то же время периодически подрабатывать они пытаются — во всяком случае на старших курсах. В 2013 году ученые ВШЭ провели опрос 5 тысяч российских студентов: оказалось, что две трети старшекурсников пробовали совмещать работу и учебу. Еще одно исследование Высшей школы экономики показало, что те, кто так делает, учатся не хуже одногруппников.

Питаться типичный студент предпочитает в кафе и столовых: если верить мониторингу ВШЭ, 49% опрошенных студентов в рабочие дни едят только в заведениях общепита, еще 20% обедают вне дома два-три раза в неделю.

Расплачивается Анастасия, скорее всего, картой. Банковские карты есть у 84% студентов. У Насти есть точно: бюджетники получают на карты стипендию.

Алкоголь Настя не пьет: по данным социологов ВШЭ, спиртное употребляют меньше половины опрошенных студентов. Еще типичный студент не курит — как и 90% тех, кто учится в вузах.

Найдет ли работу

Министерство образования и науки с 2013 по 2016 год отслеживало трудоустройство выпускников. Ведомство собирало в вузах списки СНИЛСов дипломников, а потом через пенсионный фонд проверяло, платят ли эти люди отчисления — то есть устроились ли на работу. По такому методу непонятно, по специальности работает бывший студент или нет.

Все эти годы в среднем трудоустраивались три четверти выпускников. Для МГУ этот показатель равен 80%, еще 1% студентов становится ИП. Так что Анастасия, скорее всего, работу найдет.

С высокой вероятностью она будет работать именно экономистом: по данным ВЦИОМа, 58% выпускников вузов трудятся по специальности. Еще один опрос на эту тему проводил «Хедхантер», и результат почти совпадает: 59%. Среди студентов экономических профессий — бухгалтеров и финансистов — доля тех, кто планирует работать по профилю, выше всего: 84%.

Высшее образование и работа по специальностиPDF, 1,9 МБ

Останется Настя жить в Москве или уедет в другой город, мы не знаем. Но, по статистике, не менее трети выпускников, получив диплом, задумываются о переезде. В 2018 году Центр городской экономики КБ «Стрелка» выбрал лучшие города для первой работы выпускников вузов. Исследователи оценивали уровень жизни, цены на жилье, транспорт, еду и развлечения, возможность найти работу, размеры зарплат и другие параметры. Лидером рейтинга стал Санкт-Петербург . На втором месте Москва, на третьем — Владивосток.

Публикации в СМИ

Россия: почему миллионы выпускников работают не по специальности?

Cистема образования не соответствует запросам рынка труда ни по количеству выпускников, ни по качеству их подготовки, отмечают авторы обзора на портале Eurasianet. В материале приводятся данные разных аналитических центров страны и нескольких исследований ИСИЭЗ. В частности, представлены результаты Мониторинга экономики образования НИУ ВШЭ и выводы доклада «Российская молодежь: образование и наука».

Около трети выпускников вызов работают не по специальности, причем каждый четвертый закончивший институт трудится на работе, не требующей высшего образования. С одной стороны, выпускники сталкиваются с разнообразными трудностями при поиске работы, с другой — их навыками недовольны 91% работодателей.

Причины, по словам экспертов, в том, что система образования не соответствует запросам рынка труда — ни по количеству выпускников, ни по качеству их подготовки. Юристов и экономистов в 10 раз больше потребностей рынка, в то время как не хватает специалистов в сферах информационных технологий, науки и здравоохранения. В учебных заведениях устаревшее оборудование, преподаватели не могут сконцентрироваться только на своей работе из-за низких зарплат, а сами студенты в период обучения работают не для получения навыков, а для заработка денег.

Согласно последним полным данным Росстата (исследования проводятся каждые пять лет), в 2010-2015 годах получили диплом 10,7 миллиона человек. Из них 5,5 миллиона выпускников (из 7,3 миллиона искавших работу) столкнулись с трудностями при трудоустройстве, главным образом из-за отсутствия опыта (3,8 миллиона), низкого уровня зарплаты (2,3 миллиона), в связи с отсутствием вакансий (1,7 миллиона) и из-за трудности найти работу по специальности (1,2 миллиона). В результате в первый год после выпуска трудоустроились 5,9 миллиона человек из 7,3 миллиона, искавших работу, следовательно, остались без работы в этот период — 1,4 миллиона.

Проблемы с трудоустройством испытывают выпускники как высших учебных заведений, так и средних. По данным Минобразования РФ, из получивших диплом в 2014 году, сидели без работы в течение года 43% выпускников средних учебных заведений и 23% выпускников вузов. По выпускникам 2015 года имеются данные только по вузам: в течение года не смогли трудоустроиться 25% человек.

Отсутствие профессиональных навыков

По данным Высшей школы экономики (ВШЭ), в 2005 — 2015 годах снизился интерес работодателей к выпускникам. Например, в строительстве доля предприятий, нанимавших выпускников, сократилась с 70% в 2005 году до 43% в 2015 году, в торговле — с 53% до 38%, в промышленности — с 73% до 62%. Руководители российских компаний не удовлетворены навыками самоорганизации выпускников, их умением анализировать, решать задачи в нестандартных ситуациях, а их профессиональную подготовку они оценивают в 3,5-3,7 балла из пяти.

О нехватке у выпускников вузов практических навыков, по данным ВЦИОМ, заявляет 91% работодателей, у выпускников средних профессиональных организаций, по информации «Бостон консалтинг групп» (The Boston Consulting Group), 60% работодателей.

Согласно выводам BCG, приобретению профессиональных навыков учащихся препятствует то, что система образования «не слышит» бизнес. Также этому способствует бедность материально-технической базы учебных заведений.

«Большая часть станочного парка в России — аналоговое оборудование. Но аналоговый тип был характерен до 1980-х годов, сейчас уже совсем другие реалии», — считает Роберт Уразов, генеральный директор союза WorldSkills Russia. Качественной подготовке студентов мешает и недостаток цифровых средств.

Компенсировать нехватку практических навыков мог бы опыт работы по профессии. Однако во время учебы большинство студентов средних учебных заведений (61,8%) работают не по специальности. Больше половины студентов всех видов учебных заведений (54%) работают исключительно для удовлетворения финансовых потребностей. За опытом, который впоследствии могли бы оценить работодатели, идут лишь 21,5% студентов средних профессиональных организаций и 28% студентов вузов.

Трудности преподавания

Есть вопросы и к уровню преподавания. Например, по данным ВШЭ на 2015 год, только 3,9% преподавателей средних учебных заведений используют в обучении студентов научную литературу на иностранном языке и 7% педагогов — учебную литературу. Это связано с низким уровнем владения иностранными языками и преподавателей, и студентов.

Нежелание преподавателей повышать свой уровень во многом объясняется их низкой зарплатой и высокой учебной нагрузкой. Несмотря на обещания государства повысить среднюю зарплату педагогов, ее уровень в 2017 году составил 76% к уровню в обрабатывающих производствах, и это всего на 1% больше, чем в 2011 году.

«Преподаватели вузов и школьные учителя получают нищенскую, унизительную зарплату, недостойную высокообразованных людей. Жалованье провинциального профессора составляет. менее 500 евро. Это превращает российских преподавателей в люмпен-пролетариев умственного труда, вынужденных постоянно искать дополнительные источники существования, что плачевно сказывается и на качестве их труда, и на их здоровье» — говорится в открытом письме министру образования РФ (апрель 2017 года), автором которого является Вера Афанасьева, профессор Саратовского госуниверситета.

Несоответствие ожиданиям работодателя

По словам управляющего партнера консалтинговой компании Odgers Berndtson Романа Тышковского, спрос работодателей не соответствует предложению вузов ни по количеству специалистов, ни по качеству их подготовки. По данным Рособрнадзора, юристов и экономистов выпускается в 10 раз больше необходимого количества. А по информации ЦБ, дефицит квалифицированных кадров наблюдается в здравоохранении, образовании, науке, технике и информационных технологиях.

Частично несоответствие рабочей силы запросам рынка труда может быть вызвано сильной распространенностью работы не по специальности. По различным данным, не по своей специальности работают от 60% до 73% экономически активного населения.

Другая особенность российского рынка труда заключается в том, что каждый четвертый выпускник вуза выполняет работу, не требующую высшего образования. Например, такое образование имеют 14% российских продавцов и охранников. Это объясняется тем, что многие работодатели ищут сотрудников с высшим образованием не потому, что оно требуется в работе.

«Работодатель считает, что высшее образование дает работнику некий кругозор, кроме того, люди с высшим образованием более ответственные и лучше обладают коммуникативными навыками», — считает директор центра экономики непрерывного образования Академии народного хозяйства и госслужбы Татьяна Клячко.

На фоне чисто российских проблем, в остальном мире, по мнению Клячко, растет спрос на либо очень высококвалифицированных специалистов, либо просто на ответственных исполнителей. Эта тенденция наблюдается на фоне развития информатизации и использования технологий.

«При сохранении существующей [характеризующейся отсутствием спроса на знания] структуры рынка труда еще на 7—10 лет отставание России от стран-лидеров мировой экономики рискует стать несократимым», — подчеркнул старший партнер и управляющий директор, председатель BCG в России Владислав Бутенко, комментируя итоги исследования «Россия 2025: от кадров к талантам», проведенного его компанией совместно со Сбербанком, WorldSkills Russia и Global Education Futures. — Удешевление технологий, повышение волатильности делают весьма вероятным сценарий «обрыва», т. е. достаточно резкого ухудшения экономической ситуации”, если в ближайшие годы не произойдет качественных изменений.

Ссылка на основную публикацию