Как СССР взимали с Германии репарации

Как СССР взимали с Германии репарации заводами

Источник: http://stalist.livejournal.com/
Данные, зафиксированные Главным трофейным управлением СССР, гласят: в рамках репарации Советский Союз вывез из Германии 2885 заводов.
Послевоенная советская промышленность с помощью трофейного оборудования начала выпускать продукцию, которой до этого в производстве СССР просто не было.

Репарация касалась не только восточной оккупационной зоны Германии, но и западной, подконтрольной союзникам. Оттуда Советскому Союзу и Польше полагалось передать порядка 300 заводов. Но наши западные партнеры разными способами ставили палки в колеса продвижению этого процесса. Из 39 предприятий, представлявших особую важность, к началу весны 1948 года демонтировали только 30 заводов. Было вывезено оборудование всех германских заводов по производству отравляющих веществ, находившихся в зоне оккупации СССР, а сами предприятия были уничтожены. Благодаря вывезенному из Германии промышленному оборудованию и немецким технологиям в СССР начали производство различных синтетических материалов: нейлона, перлона, искусственного шелка, более качественного, чем натуральный, оппанола и многого другого, чего отечественная промышленность до Второй мировой войны не изготавливала. Например, раньше в СССР не производили бумажный шпагат, это стало возможным только после введение в действие фабрик, работавших на импортном оборудовании.

Вывозили не только военные

«Экспроприацию» германских заводов и оборудования осуществляли не только и не столько промышленники и военспецы – на них приходится немногим более 200 предприятий, вывезенных в СССР по репарации. Свыше 60 производственных объектов издательской деятельности забрало себе профильное советское министерство, более 50 предприятий отошло МВД СССР, десятки достались Минздраву, Министерству просвещения. К примеру, Комитет по делам искусств обзавелся уникальной фабрикой грампластинок, располагавшейся в Бабельсберге (пригород Берлина). Общий вес оборудования – свыше 400 тонн. Академией наук СССР была присмотрена для себя астрономическая обсерватория Университета имени Гумбольта, научные работники вывезли из Германии университетское оборудование вуза города Грейфсвальд, десятки тонн архивных документов, хранившихся в потсдамском рейхсархиве. Работники Госкомитета по физкультуре и спорту занимались демонтажом и переправкой в Союз плавательных бассейнов, а сотрудники Ленинской библиотеки – сбором рукописей и книг.

Когда начали вывозить

На самом деле репарацией СССР начал заниматься ещё до окончания Великой Отечественной – первые партии демонтированного германского оборудования поступили в Советский Союз в начале весны 1945 года. В их числе были станки карбидного завода из Бейтена (Верхняя Силезия), отправленные на сталинградский химзавод, оборудование химического завода города Аммендорф, включая его котельную и электростанцию. Весной 1945 года в СССР поступило оборудование немецкого завода, производившего танковые бронекорпусы. В июне на Сталинградском тракторном заводе начался монтаж машин, вывезенных с двух лесозаводов из Белау и ряда австрийских предприятий. На СТЗ доставлялось оборудование для производства танков, самоходок – всего этого было так много, что потребовалась прокладка дополнительных транспортных коммуникаций. Не получалось даже своевременно и в полном объеме учитывать количество поступающих трофеев.

Что чаще всего подлежало репарации

Для разрушенной войной страны большое значение имели машины, используемые в стройиндустрии, и собственно стройматериалы. Все это в значительных объемах вывозилось из Германии. Деревообрабатывающие станки и прочее оборудование с германских лесозаводов для восстановления корпусов того же СТЗ, технологические и энергетические механизмы кирпичных заводов, техника, необходимая в производстве цемента, кирпичей, кровельного железа и шифера. Старались вывезти всю производственную инфраструктуру, чтобы на месте потом можно было собрать предприятие, как конструктор. На немецком оборудовании в СССР после войны ткали ковры, до 80-х годов работала Центральная телефонная станция столицы. Разбирали и вывозили железнодорожные линии, в Советский Союз отправлялись паровозы и тепловозы, вагоностроительные и паровозовагоноремонтные заводы, Даже КГБ для своей секретной деятельности долгое время использовал германские «прослушки».

Как СССР взимали с Германии репарации

Вопрос репараций по итогам Второй мировой войны даже спустя десятилетия остается для Германии одной из болезненных тем. Нет-нет да и напомнит какая-нибудь из стран-«победительниц» о своих претензиях к Берлину. Чаще всех о так и не возмещенном ущербе говорят в Польше, в 2018 году к таким заявителям неожиданно присоединилась Греция. А не осталась ли Германия должна СССР?

Плати чем хочешь

Репарации — форма ответственности государства за ущерб, причиненный другой стране в результате нарушения международного права. Согласно общепринятым нормам, объем и способы возмещения должны определяться в соответствии с причиненными убытками. В случае со Второй мировой войной эти вопросы решались в 1945 году на Ялтинской конференции, где были определены формы репараций, и на Потсдамской конференции, когда стороны договорились, как удовлетворить претензии.

Изначально Москва выступила с предложением определить общий размер репараций в $20 млрд, половина из которых причитались СССР. Однако союзники с такими условиями не согласились. В результате в Потсдаме было оговорено, что выплаты будут выражены в материальной форме, их предельная сумма не оговаривалась. Брать можно было, например, машины, оборудование, товарные запасы.

По соглашению СССР получил право после войны изымать имущество и ценности из восточной зоны Германии, а также брать себе немецкие активы в Болгарии, Венгрии, Восточной Австрии, Румынии и Финляндии. Кроме того, Великобритания, США и Франция обязывались передать Советскому Союзу около четверти демонтированного оборудования из западной зоны. При этом Москва из своей доли должна был удовлетворить репарационные претензии Польши.

Один пишу, два в уме

Поставки техники в счет репараций из западных областей Германии в СССР прекратились в 1949 году после образования ФРГ. Из восточных частей страны поток имущества не прекращался до 1954 года, когда вступило в силу соглашение советских властей и ГДР о прекращении выплат, подписанное в 1953 году.

Данные о том, что за это время удалось получить Советскому Союзу, сильно разнятся. Как отмечается в отчете министерства финансов Германии, подготовленном в 2000 году, расхождения связаны с тем, что репарационные выплаты осуществлялись без нормативных записей, причем страны-победители брали буквально все, что им вздумается. Зачастую, вывозом занимались сразу несколько ведомств, что тоже негативно сказывалось на отчетности. Более того, советские силы начали взимать репарации с помощью трофейных бригад еще до того, как были заключены Потсдамские соглашения.

В 1990-е российские исследователи Михаил Семиряга и Борис Кнышевский опубликовали данные Главного трофейного управления СССР, которые позволяют судить о масштабах имущественных потоков. Так, в пользу Москвы из Германии было вывезено порядка 400 тыс. железнодорожных вагонов с различными товарами, в том числе 72 тыс. — со стройматериалами. На восток также отправились 1,34 млн голов скота и 2,3 млн т зерна.

Но наибольший интерес, конечно, представляло оборудование. Выяснилось, что в Союз было перевезено 2885 заводов, 96 электростанций, 340 тыс. станков и еще 200 тыс. электромоторов. «Прописку» меняли даже телескопы из обсерватории университета Гумбольдта и вагоны берлинского метро, не говоря уже о машинах, кораблях и даже радиоприемниках.

Все равно в плюсе

Затруднения ученые испытывают и при денежной оценке полученных советской стороной репараций. Например, эксперты Польского института международных отношений в 2005 году подсчитали, что СССР получил вещей на общую сумму в $3,081 млрд по курсу 1938-го. Но называются и другие цифры — вплоть до $22,1 млрд. Общепринятой считается оценка Минфина ФРГ, который пришел к выводу, что советские власти изъяли из ГДР имущества на $15,8 млрд.

Однако даже двадцатимиллиардные выплаты далеко не соответствуют потерям, которые понес СССР в годы Второй мировой войны. Прямой ущерб страны за время боевых действий оценивается в $128 млрд, а общие экономические потери — в $485 млрд по курсу того времени.

Понятно, что такой урон Германия не могла бы возместить без непоправимого вреда для своей экономики даже в лучшие для страны времена. К тому же во время конференций специально оговаривалось, что объем репараций не должен окончательно подорвать жизнедеятельность страны. И даже несмотря на это, по некоторым данным, для восточной Германии сумма выплат достигла критических 50—60% от ВВП.

Впрочем, несмотря на то, что денежного эквивалента сторонам достичь было не суждено, репарации сыграли ключевую роль в послевоенном развитии СССР. Страна получила необходимые для модернизации технологии. В качестве «интеллектуальных репараций» вывозились немецкие патенты, научная и техническая литература, а также лучшие ученые и инженеры. Всего было депортировано 2370 ученых и инженеров и около 4600 членов их семей, роль которых в восстановлении советской экономики нельзя недооценивать.

Без этого простой демонтаж оборудования был бы неэффективен, ведь у советской стороны не было специалистов, способных наладить работу тех же станков. Не было бы у СССР и наработок, которые затем позволили стране стать лидером, например, в ядерной и космической сфере.

Но как бы то ни было, к вопросу «долга по репарациям» можно подходить очень субъективно — и считать достаточным либо недостаточным то, что Москве удалось получить. Однако, с правовой точки зрения, подписав соглашение о прекращении репараций, СССР поставил в данном деле точку.

Как СССР взимали с Германии репарации заводами

Источник: http://stalist.livejournal.com/
Данные, зафиксированные Главным трофейным управлением СССР, гласят: в рамках репарации Советский Союз вывез из Германии 2885 заводов.
Послевоенная советская промышленность с помощью трофейного оборудования начала выпускать продукцию, которой до этого в производстве СССР просто не было.

Репарация касалась не только восточной оккупационной зоны Германии, но и западной, подконтрольной союзникам. Оттуда Советскому Союзу и Польше полагалось передать порядка 300 заводов. Но наши западные партнеры разными способами ставили палки в колеса продвижению этого процесса. Из 39 предприятий, представлявших особую важность, к началу весны 1948 года демонтировали только 30 заводов. Было вывезено оборудование всех германских заводов по производству отравляющих веществ, находившихся в зоне оккупации СССР, а сами предприятия были уничтожены. Благодаря вывезенному из Германии промышленному оборудованию и немецким технологиям в СССР начали производство различных синтетических материалов: нейлона, перлона, искусственного шелка, более качественного, чем натуральный, оппанола и многого другого, чего отечественная промышленность до Второй мировой войны не изготавливала. Например, раньше в СССР не производили бумажный шпагат, это стало возможным только после введение в действие фабрик, работавших на импортном оборудовании.

Вывозили не только военные

«Экспроприацию» германских заводов и оборудования осуществляли не только и не столько промышленники и военспецы – на них приходится немногим более 200 предприятий, вывезенных в СССР по репарации. Свыше 60 производственных объектов издательской деятельности забрало себе профильное советское министерство, более 50 предприятий отошло МВД СССР, десятки достались Минздраву, Министерству просвещения. К примеру, Комитет по делам искусств обзавелся уникальной фабрикой грампластинок, располагавшейся в Бабельсберге (пригород Берлина). Общий вес оборудования – свыше 400 тонн. Академией наук СССР была присмотрена для себя астрономическая обсерватория Университета имени Гумбольта, научные работники вывезли из Германии университетское оборудование вуза города Грейфсвальд, десятки тонн архивных документов, хранившихся в потсдамском рейхсархиве. Работники Госкомитета по физкультуре и спорту занимались демонтажом и переправкой в Союз плавательных бассейнов, а сотрудники Ленинской библиотеки – сбором рукописей и книг.

Когда начали вывозить

На самом деле репарацией СССР начал заниматься ещё до окончания Великой Отечественной – первые партии демонтированного германского оборудования поступили в Советский Союз в начале весны 1945 года. В их числе были станки карбидного завода из Бейтена (Верхняя Силезия), отправленные на сталинградский химзавод, оборудование химического завода города Аммендорф, включая его котельную и электростанцию. Весной 1945 года в СССР поступило оборудование немецкого завода, производившего танковые бронекорпусы. В июне на Сталинградском тракторном заводе начался монтаж машин, вывезенных с двух лесозаводов из Белау и ряда австрийских предприятий. На СТЗ доставлялось оборудование для производства танков, самоходок – всего этого было так много, что потребовалась прокладка дополнительных транспортных коммуникаций. Не получалось даже своевременно и в полном объеме учитывать количество поступающих трофеев.

Читайте также:  Как получить визу в Финляндию

Что чаще всего подлежало репарации

Для разрушенной войной страны большое значение имели машины, используемые в стройиндустрии, и собственно стройматериалы. Все это в значительных объемах вывозилось из Германии. Деревообрабатывающие станки и прочее оборудование с германских лесозаводов для восстановления корпусов того же СТЗ, технологические и энергетические механизмы кирпичных заводов, техника, необходимая в производстве цемента, кирпичей, кровельного железа и шифера. Старались вывезти всю производственную инфраструктуру, чтобы на месте потом можно было собрать предприятие, как конструктор. На немецком оборудовании в СССР после войны ткали ковры, до 80-х годов работала Центральная телефонная станция столицы. Разбирали и вывозили железнодорожные линии, в Советский Союз отправлялись паровозы и тепловозы, вагоностроительные и паровозовагоноремонтные заводы, Даже КГБ для своей секретной деятельности долгое время использовал германские «прослушки».

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Как нам взыскать с Германии репарации

Берлин до сих пор не возместил ущерб, понесенный СССР во Второй мировой

Российские СМИ все чаще припоминают Германии долги Третьего рейха. Действительно, если ФРГ с партнерами по ЕС активно обсуждают возможное ужесточение санкций в адрес России, мы имеем моральное и юридическое право вернуться к теме репараций.

Немцы нам и впрямь задолжали, причем немало. В 1945-м Государственная комиссия СССР скрупулезно подсчитала суммы советских потерь. Прямой ущерб от уничтожения имущества граждан и организаций составил 679 млрд. рублей, или 128 млрд. долларов в ценах 1941 года.

В целом, материальный ущерб составил 30% от «национального богатства» страны, на советской территории были разрушены 1710 городов и поселков городского типа, более 70 тысяч сел и деревень, 32 тысячи промышленных предприятий. С учетом косвенного ущерба (от непроизведенной продукции, например) сумма потерь оценивалась в 2 трлн. 569 млрд. рублей, или 485 млрд. долларов.

Однако по Ялтинским соглашениям 1945 года сумма репараций Германии составила всего около 20 млрд долларов. Причина, по которой Рузвельт, Черчилль и Сталин не стали обкладывать Германию репарациями «по полной программе», проста. Именно огромные репарации по итогам Первой мировой войны, и вызванное ими обнищание немецкого народа, привели к власти фашистский режим.

Но теперь ситуация изменилась: ФРГ объединилась с ГДР (кстати, исключительно благодаря доброй воле советского руководства), и ныне является локомотивом экономики ЕС. И едва ли можно считать справедливым, что страна, победившая в Великой Отечественной войне, находившаяся в руинах после фашистского нашествия, жившая долгое время по продуктовым карточкам, получила от Германии сотую, если не тысячную часть того, что должна была получить.

Тем более, что некоторым пострадавшим от фашизма Германия исправно платит до сих пор. Так сложилось, что жестокость немцев во время Второй мировой войны в большей степени ассоциируется с холокостом. В общей сложности Германия выплатила 60 млрд евро в качестве репараций Израилю. Кроме того, ФРГ продолжает выдавать компенсации различным фондам и организациям Израиля, которые перераспределяют средства частным лицам.

Но при этом в тени остается факт, что самый значительный ущерб был нанесен народам, проживавшим на территории бывшего СССР. Имеются неопровержимые доказательства геноцида славянского населения, однако никаких комплексных компенсаций от Германии жители бывшего Союза не получали.

По мнению депутата Госдумы РФ Михаила Дегтярева, «Германия выплатила компенсации 6 млн жертв холокоста, но при этом проигнорировала 27 млн убитых советских людей, из которых более 16 млн были мирными жителями». «Думаю, что итоговая сумма репараций в текущих ценах должна быть не менее 3−4 трлн евро, которые Германия должна заплатить правопреемнику СССР — России», — считает депутат.

Может ли Россия потребовать возмещения ущерба с Германии или Японии, и какими будут последствия такого шага?

— На Потсдамской конференции 1945 было решено, что репарационные претензии СССР будут удовлетворены путем изъятия германских активов из Восточной Германии, Болгарии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Восточной Австрии, — напоминает историк, научный сотрудник Российского института стратегических исследований Константин Залесский. — Это означает, что Германия — теоретически — может переложить ответственность за выплату репараций СССР и на другие страны ЕС. Кроме того, канцлер ФРГ Ангела Меркель недвусмысленно дала понять, что сегодня решение о выплатах каких-либо дополнительных компенсаций пострадавшим от действий Германии во Второй Мировой — это исключительно добрая воля Берлина. Например, ФРГ считает, что необходимо выплатить компенсации жителям блокадного Ленинграда, но исключительно еврейской национальности. И держится именно этой точки зрения.

Все это говорит о том, что Россия не сможет добиться сегодня репараций от Германии. Но обозначить наши требования, на мой взгляд, необходимо.

Ведь репарации — не штраф за какой-то проступок. Это компенсация расходов, понесенных в результате действий проигравшей в войне стороны. В результате действий Германии СССР понес совершенно конкретные потери, которые определялись колоссальной по тем временам суммой, и которые Берлин обязан был восполнить — хотя бы частично.

«СП»: — Эти расходы СССР не были компенсированы?

— В том-то и дело, что нет. В потсдамских договоренностях размер репараций советской стороне определялся не в деньгах. Речь шла, прежде всего, о поставках промышленных товаров с территории ГДР. Впрочем, с 1 января 1954 года взимание репараций с ГДР было прекращено по совместному соглашению СССР и Польши. Тогда же, в порядке доброй воли, СССР перешел на оплату товаров, поступающих из Восточной Германии по ценам Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

Однако, кроме промышленных товаров из Восточной Германии, СССР должно было достаться оборудование ряда немецких заводов из Западной Германии — прежде всего, предприятий тяжелого машиностроения и химической промышленности. Так вот, эти заводы, находившиеся в американской и английской оккупационных зонах, СССР не увидел.

Еще часть оборудования немецких предприятий СССР должен был получить в обмен на поставки продовольствия — но и это оборудование нам не досталось. Для СССР это была чрезвычайно важная и выгодная сделка, поскольку стране предстояло восстанавливать промышленность. И эта сделка была Западом сорвана.

Словом, Советскому Союзу не были компенсирован даже экономический ущерб. А ведь ущерб был нанесен и десяткам миллионов граждан Советского Союза, и ФРГ обязана нести за него ответственность.

В Западной Германии ветераны Вермахта, в том числе генералы, после войны вполне законно получали пенсию. Но советским гражданам, пострадавшим от фашистской агрессии, ничего компенсировано не было.

«СП»: — Почему мы не требуем с Германии репараций на официальном уровне?

— Думаю, мы не хотим обострять отношения с Берлином. Тем более, дело упирается в расплывчатые формулировки и, в конечном итоге, в добрую волю немецкого руководства.

Греция, напомню, пыталась ставить вопрос о репарациях. Греческий премьер Алексис Ципрас заявил, что Германия не вернула беспроцентный кредит в 476 млн рейхсмарок, которые в 1942 году Третий рейх вынудил выдать Национальный банк Греции для покрытия «оккупационных расходов». Общие же потери от оккупации Ципрас оценил в 162 млрд евро. Однако Германия твердо заявила, что ничего выплачивать не намерена.

Видимо, наш МИД не хочет подставляться, чтобы не нарваться на подобную отповедь. Но если вопрос о репарациях регулярно поднимать в общественных кругах, он может оказаться и в политической повестке дня.

— Тема репараций в 1945-м была исчерпана, — считает доктор исторических наук, профессор Военного университета Минобороны РФ полковник Юрий Рубцов. — На цифре 20 млрд долларов репараций, кстати, настоял Сталин — и большего он не запрашивал. Видимо, союзники понимали: нельзя страну, потерпевшую поражение, доводить до такой крайней степени, как это было с Германией после Первой мировой. Иначе благие цели — денацификация, демилитаризация — оборачиваются потом реваншизмом.

Да, на Потсдамской конференции сумму репараций не утвердили. В обстановке начинающейся «холодной войны» союзники, видимо, понимали, что это последняя конференция на таком высоком уровне, и многие вопросы откладывались, причем стороны заведомо знали, что отложенные вопросы решаться не будут.

Но в принципе, повторюсь, вопрос с репарациями был исчерпан. Мы получили компенсации и в виде реальных денег, и в виде около 200 немецких производств, вывезенных из зоны оккупации, которая была отведена Советскому Союзу. СССР, кроме того, использовал труд немецких специалистов, в том числе, в таких прорывных областях, как освоение ядерного оружия, и труд немецких военнопленных — для восстановления разрушенной инфраструктуры страны.

Другое дело, что СССР осуществлял и встречные действия. Немецкое командование еще не подписало безоговорочной капитуляции — а мы уже снабжали, в значительной степени, население Берлина и Восточной Германии продовольствием. А потом специалисты московского метрополитена восстанавливали берлинское метро. СССР налаживал германское производство, социальную жизнь — все это, конечно, требовало огромных вложений с нашей стороны. И это делалось в то время, когда наша страна лежала в разрухе, а ее население находилось на жестком продовольственном пайке.

Поэтому, конечно, можно сейчас усесться, поднять бухгалтерские книги и начинать выяснять: кто кому должен. Но все же основную сумму с Германии мы получили, а то, что недополучили, мы Германии — в лице ГДР — простили в 1954-м.

А самое главное — нам надо смотреть вперед, а не назад. И то, что простительно Латвии, Литве или Польше — государствам, которые утратили суверенитет и заглядывают в рот Вашингтону — нам совершенно не к лицу. Россия — самостоятельная страна, претендующая на роль лидера в ряде крупных международных структур. Нам ни к чему попрошайничать…

Фото: Сталинград. Жители города смотрят на здания, разрушенные в результате немецкой бомбардировки/ Фото: Эммануил Евзерихин/ ТАСС

Репарации Германии в пользу СССР

p, blockquote 1,0,0,0,0 –>

Официально СССР взыскал с Германии лишь 4,3 млрд. долл. (в 1945 — 1950 гг. — 3,658 млрд, в 1951 — 1953 гг. — еще 0,634 млрд. долларов).

p, blockquote 2,0,0,0,0 –>

p, blockquote 3,0,0,0,0 –>

Вывоз оборудования до Потсдамских соглашений

До заключения Потсдамских соглашений было вывезено практически все промышленное оборудование из передаваемых Польше районов Восточной Пруссии, Силезии, Померании, а также из Западного Берлина. Кроме того, в СССР была отправлена значительная часть имущества из Восточной Германии. Оценка результатов деятельности трофейных и демонтажных команд практически не производилась, поэтому данные об изъятиях не были учтены при подсчете репараций. По состоянию на 9 мая 1945 г. из Германского рейха было вывезено 48 тыс. вагонов оборудования общим весом 550 тыс. тонн. Оценка стоимости этих грузов велась из расчета 370 долларов за одну тонну. В общей сложности до 1 августа 1946 г. было демонтировано оборудование 4166 предприятий общей остаточной стоимостью в 1,9 млрд. долларов (для его транспортировки потребовалось 556 тыс вагонов). Кроме того, было конфисковано и передано в собственность СССР подвижного состава железных дорог на сумму в 350 млн. долларов33. Вывоз оборудования из Германии позволял существенно усилить экономический и военно-промышленный потенциал СССР. Так, мощность электрогенераторов выросла на 48%, электростанций — на 71, число металлорежущих станков — на 42, прессов и молотов — на 26, деревообрабатывающего оборудования — на 28%.

p, blockquote 4,0,0,0,0 –>

Взимание репараций после Потсдамских соглашений

С осени 1945 г. начался «законный» этап взимания репараций. Первоочередные мероприятия Советской военной администрации в Германии (СВАГ) на транспорте сводились к изъятию «излишних» транспортных средств в пользу СССР и бесперебойному обслуживанию репарационных поставок. Для обеспечения перевозок был задействован значительный подвижной состав — 900 паровозов, 12 000 вагонов, а также 28 000 платформ, которые обслуживало 1800 бригад. Из Германии были вывезены наиболее ценные и исправные корабли, 1291 локомотив и 40 852 вагона, 6 снегоочистителей, 776 цистерн, 92 транспортера, более 500 колесных пар, 8,1 тыс. км рельсов и 5 млн. шпал, 11,6 тыс. комплектов стрелочных переводов (в том числе был демонтирован весь электрифицированный участок железной дороги протяженностью 860 км), что привело к резкому сокращению объемов немецких перевозок. Для преодоления создавшегося кризиса в 1946 — 1947 гг. была проведена национализация всех видов транспорта и введено планирование по советскому образцу. Только с 1948 г. началось восстановление демонтированных железнодорожных путей и возврат части изъятого в счет репараций транспорта (в Германию вернулись 710 локомотивов и 14 824 вагона).

Читайте также:  Какие налоги платит физическое лицо в Германии

p, blockquote 5,0,1,0,0 –>

После заключения Потсдамских соглашений основной упор предполагалось сделать на демонтаже из Западной Германии. Осенью 1945 г. межсоюзническая оценочная комиссия проинспектировала предприятия западных зон, оборудование которых должно было быть демонтировано. 1 апреля 1946 г. хозяйственный директорат Контрольного совета утвердил список из 415 предприятий, подлежавших демонтажу в счет репараций (130 — из американской зоны, 262 — из британской, 23 — из французской). В течение нескольких месяцев демонтированное оборудование отгружалось в Бременском порту на зафрахтованные советские суда. Демонтаж из западных зон затронул в первую очередь химические, танковые, автомобильные, авиационные, судостроительные заводы, а также металлургические предприятия.

p, blockquote 6,0,0,0,0 –>

Однако вскоре при взимании репараций из западных зон СССР пришлось столкнуться с трудностями. Как выяснилось, самое ценное оборудование уже было продано или вывезено по указанию союзников, многие заводы вовсе не имели оборудования, американские и британские оккупационные власти препятствовали доступу советских сотрудников на предприятия.

p, blockquote 7,0,0,0,0 –>

В 1947 г. в связи с начавшимся расколом Германии вопрос о репарациях в межсоюзнических отношениях отошел на второй план. Члены советской делегации на Лондонской конференции СМИД были проинструктированы следующим образом: «Вопрос о репарациях не выпячивать и развить советскую позицию о репарациях при обсуждении экономических проблем, а также в связи со срывом репараций в западных зонах Германии». С 1948 г. ввиду уже открытого противостояния между союзниками вывоз репарационных грузов из западных зон вовсе прекратился. На заседании Политбюро 8 сентября 1949 г. было принято решение отклонить требования западных оккупационных властей о возобновлении встречных репарационных поставок из советской оккупационной зоны на запад и обратно. При этом советским представителям в межсоюзных органах управления Германией запрещалось впредь настаивать на возобновлении таких поставок. Отныне вся тяжесть уплаты репараций Советскому Союзу ложилась исключительно на население Восточной Германии.

p, blockquote 8,0,0,0,0 –>

Из советской зоны в первую очередь вывозилось оборудование военных заводов, металлургических, судостроительных, авиационных, химических, электротехнических, оптических предприятий. В результате демонтажа производственные мощности советской оккупационной зоны (СОЗ) в отрасли цветной металлургии сократились на 100%, авиационной промышленности — на 100, черной металлургии — на 80, точной механики и оптики — на 65, электротехнической промышленности — на 60, транспортного машиностроения — на 54, станкостроения — на 53, целлюлозно-бумажной промышленности — на 45, производства цемента — на 40, химической промышленности — от 30 до 100% (в зависимости от вида продукции).

p, blockquote 9,0,0,0,0 –>

Вывоз специалистов

Кроме демонтажа и поставок из текущего производства существовали и альтернативные способы взимания репараций. Так, в качестве «интеллектуальных репараций» в СССР вывозились немецкие патенты, научная и техническая литература, а также лучшие ученые и инженеры. Руководство СССР быстро осознало низкую эффективность демонтажа: во-первых, для налаживания работы и обслуживания станков требовались грамотные специалисты; во-вторых, поступавшая в СССР немецкая техническая документация была неполной (часть была уничтожена или попала в руки американских союзников), отдельные проекты находились на стадии разработки или в процессе проектирования. Поэтому задачей сотрудников советской разведки и НКВД являлся поиск ценных немецких ученых и инженеров, а также предотвращение их захвата спецслужбами западных держав. Обнаруженные специалисты гражданских отраслей промышленности переводились на работу в советские акционерные общества или в вузы и НИИ Восточной Германии, выполнявшие задания СВАТ и советских министерств, к ним на стажировку посылались соответствующие советские специалисты. Немецкие ученые и инженеры из военных отраслей, а также специалисты в отраслях науки и техники, слабо развитых в нашей стране, подлежали вывозу в СССР. Захват ведущих специалистов начался сразу после вступления Красной армии на территорию Германии; с мая 1945 г. приступили к планомерному поиску ценных ученых и инженеров; в 1945 — 1946 гг. ведущие немецкие вузы и НИИ были прикреплены к исследовательским отделам САО и советских министерств. Одновременно советские ведомства присылали запросы на нужных им специалистов. Для сотрудников отдела науки СВАТ был составлен подробный перечень тем, интересовавших советских ученых: технология и организация приборостроения, технология станкостроения, производство цветного кино и обработка цветной кинопленки, производство бумаги и фибры, ведение горно-геологических работ, прикладная геофизика, черная и цветная металлургия, обогащение полезных ископаемых, производство синтетического жидкого топлива и газификация твердого топлива, электротехника, электроэнергетика, производство электронных микроскопов, пищевая промышленность, производство стиральных порошков и моющих средств без применения натуральных жиров.

p, blockquote 10,1,0,0,0 –>

Еще до испытания американской атомной бомбы, в июне 1945 г. сотрудники отдела «С» НКВД-НКГБ (группа П. А. Судоплатова) вывезли из Германии видных ученых с семьями: нобелевского лауреата Генриха Герца, профессоров Роберта Дёпеля, Макса Фольмера, Хайнца Позе, Петера Тиссена — всего около двухсот специалистов, включая 33 доктора наук и 77 инженеров. В Малоярославце-10 был создан секретный центр по разработке, добыче и обогащению урановой руды и металлургии урана, укомплектованный немецкими специалистами. Немецкие ученые работали и в других уголках СССР: известные физики-ядерщики Ганс-Йоахим Борн, Роберт Ромпе и Карл Циммер — в Челябинской области, Густав Герц и его группа — в Сухуми.

p, blockquote 11,0,0,0,0 –>

Летом 1946 г. отбор специалистов был завершен. Чтобы предотвратить бегство избранных кандидатов в западные зоны, в газете «Tafgliche Rundschau» публиковались пропагандистские статьи о «счастливой жизни» немцев, «добровольно» подписавших контракт на работу в СССР. В ночь с 21 на 22 октября 1946 г. прошла массовая акция по принудительному вывозу немецких специалистов в Советский Союз (операция «Осоавиахим»)68. Всего было депортировано 2370 ученых и инженеров и около 4600 членов их семей (примерно 84% всех немецких специалистов, вывезенных в СССР69), при этом у них были изъяты все документы. С самыми ценными специалистами и теми, кто заключил контракт, обходились более деликатно, им выплачивалась зарплата в 5 тыс. марок (аналогичный оклад в советской зоне оккупации был положен только главноначальствующему СВАТ). Розыск специалистов проводился не только в Германии, но и среди немецких военнопленных на территории СССР, для чего были задействованы как оперативные работники, так и агентура лагерей71. В Советском Союзе работали инженеры передовых немецких предприятий (Junkers, BMW, Messerschmit, Heinkel, AEG, Siemens, Karl Zeiss, Leuna, AGFA и др.), а также лучшие ученые (из которых более 50% были академиками) — специалисты по авиа- и ракетостроению, оптике, ядерным исследованиям, химии и военно-морскому флоту.

p, blockquote 12,0,0,0,0 –>

Совершенно неучтенным при подсчете общей суммы репараций оказался принудительный труд немецких военнопленных на территории СССР. В 1946 г. к работе было привлечено 1,8 млн. немцев, в том числе в строительство — 35,2%, в топливно-энергетическую отрасль — 22,4, в оборонную промышленность — 17,4, в сферу производства стройматериалов — 13,5, в металлургию и машиностроение — 7,8%. За период с 1943 по 1950 г. эти люди отработали более 1 млрд. человеко-дней, произведя продукции на сумму около 50 млрд. рублей. Все заработанные военнопленными деньги (16,7 млрд. рублей) были потрачены на их содержание.

p, blockquote 13,0,0,0,0 –>

Эксплуатация денежной эмиссии

Еще одним источником финансирования репараций являлась денежная эмиссия. После окончания войны союзнические державы на подконтрольных им германских территориях ввели в обращение так называемые оккупационные валюты — «военные марки». Хотя формально эти деньги эмитировались от лица всех четырех держав-победительниц, фактически их выпуск регулировался директивами Москвы и Вашингтона. Однако в отличие от западных союзников советские власти использовали эти деньги не только на оккупационные цели, но и для финансирования репарационных поставок в СССР. В отсутствие единой межсоюзной системы контроля в СОЗ подошли к эмиссии масштабно: в общей сложности на территории Германии было напечатано и распределено между различными советскими организациями 17,5 млрд. военных марок. Если бы вся эта дополнительная денежная масса поступила в обращение, это могло бы привести к окончательному краху денежную систему всей Германии. Именно намерение СССР задействовать печатный станок для финансирования своих оккупационных расходов и репарационных заказов торпедировало переговоры между союзниками в 1946 — 1947 гг. о единых мерах по санации валютной и финансовой системы послевоенной Германии, что в свою очередь предопределило проведение летом 1948 г. двух сепаратных денежных реформ и последовавший окончательный раскол Германии.

p, blockquote 14,0,0,0,0 –>

В соответствии с приказами главноначальствующего СВАТ, с июля 1945 г. вся иностранная валюта, драгоценные металлы и камни должны были храниться только в органах Госбанка СССР. На основании данных постановлений в 1945 — 1949 гг. в счет репараций в Советский Союз было отправлено 1,6 кг палладия, 11,2 кг платины, 127 кг золота, 63,4 т серебра.

p, blockquote 15,0,0,1,0 –>

Итоги репарационной политики

Споры

Итоги советской репарационной политики до сих пор вызывают споры среди историков. Если в историографии ГДР репарационный вопрос тщательно ретушировался, то в объединенной Германии стало нормой писать о гигантском ущербе, нанесенном Восточной Германии репарациями. Видимо, одной из причин этого стала необходимость исторического обоснования «налога солидарности», который жители и фирмы-резиденты Западной Германии до сих пор выплачивают в пользу земель бывшей ГДР. Кроме того, это позволяет аргументировать «неудачный старт» второго немецкого государства и последовавшего за этим восточногерманского «экономического чуда»: с 1963 г. по уровню жизни ГДР вышла на первое место среди социалистических стран, а в 1975 г. по ВВП на душу населения (3,2 тыс. долларов) Восточная Германия находилась на 10-м месте в мире. Р. Карлш оценивает общее падение промышленного производства СОЗ от военных разрушений, демонтажа и репараций в 75%.

p, blockquote 16,0,0,0,0 –>

На самом деле, как справедливо отмечает Я. Фойтцик, предпринимаемые немецкими историками и экономистами попытки сравнения «неравных» стартовых условий для экономик ГДР и ФРГ являются некорректными: действительно, объем демонтажа и репараций из СОЗ оказался неизмеримо больше, чем из Тризонии, но в то же время и военные разрушения на западе Германии были в несколько раз выше, чем на востоке. Аналогично обстоит дело и с попытками подсчета «прибыли» Советского Союза. Существующее в отечественной историографии мнение о том, что германские репарации общей стоимостью 4,3 млрд. долл. позволили увеличить численность станочного парка советской промышленности в два раза и построить около 6 тыс. промышленных предприятий в годы четвертой пятилетки, стоит признать спорным.

p, blockquote 17,0,0,0,0 –>

Во-первых, при определении «валовых» показателей увеличения станочного парка не учитывались такие параметры, как техническое состояние и степень износа немецкого оборудования, поставленного в СССР; процент потерь станочного парка при ненадлежащей транспортировке и хранении; наличие или отсутствие технической документации, без которой эти станки вообще невозможно было использовать, либо они использовались в ограниченном масштабе; отсутствие необходимой для работы на немецком оборудовании подготовки у персонала предприятий.

p, blockquote 18,0,0,0,0 –>

Во-вторых, репарации были не единственным задействованным резервуаром помощи в восстановлении разрушенной войной советской промышленности: не менее значимым по объемам, но до сих пор недооцененным отечественными историками фондом помощи стали американские поставки по ленд-лизу.

Читайте также:  Как самому составить исковое заявление в суд

p, blockquote 19,0,0,0,0 –>

Сумма взыскания

Официально СССР взыскал с Германии лишь 4,3 млрд. долл. (в 1945 — 1950 гг. — 3,658 млрд, в 1951 — 1953 гг. — еще 0,634 млрд. долларов). Современные западные историки приводят другие цифры: Р. Карлаш — 14 млрд. долл., изданный МВД ФРГ справочнике по ГДР — 15,8 млрд. долларов. В других исследованиях фигурируют цифры вплоть до 22,1 млрд. долларов. Разнобой связан с различными методиками подсчета, а также с произвольным отнесением тех или иных статей расходов к «репарациям». К сожалению, открытые в 1990 — 2000-х гг. документы отечественных архивов также не дают окончательного ответа на этот вопрос: во-первых, значительная часть документов, связанных с репарациями, до сих пор остается на секретном хранении; во-вторых, называемые цифры также базируются на различных методиках подсчета (по весу оборудования, по остаточной стоимости, по средним ценам на 1938 или 1944 г. и т.д.), а также на различных курсовых соотношениях доллара, марки и советского рубля. Поэтому точная цифра взысканных с Восточной Германии репараций попросту не может быть определена.

p, blockquote 20,0,0,0,0 –> p, blockquote 21,0,0,0,1 –>

По материалам статьи: Р. Ю. Болдырев, С. И. Невский. Советская репарационная политика в Германии в 1945-1953 гг. // Вопросы истории, №3, Март 2017, C.49-69.

(Пока оценок нет)

Репарации Германии: сколько немцы заплатили Советскому Союзу

Из Германии в СССР под лозунгом «Вcё на колеса!» вывозили и правда всё подряд, от трусов до заводов. Но возместить советские потери немцы так и не смогли.

Горе побежденным — в 1945 г. Германии выставили ценник

Война закончилась, а эшелоны из Германии на востоке все шли и шли вереницами. С весны 1945 и до конца 1953 гг. немцы платили репарации. Еще на Ялтинской и Потсдамской конференциях союзников в 1945 г. лидеры антигитлеровской коалиции договорились, что сумма репараций, которые Германию заставят выплатить, составит $20 млрд (в несколько раз меньше того, что Антанта требовала с Германии после Первой мировой). 10 млрд долларов приходились на долю СССР (правда, часть советской доли причиталась Польше). Вообще, сумма в 20 млрд — довольно произвольная, далекая от уровня нанесенного немцами ущерба и очень щедрая по отношению к побежденным. Однако она вполне соответствовала тем принципам, о которых договорились союзники: во-первых, расплата должна были лишь частично покрыть ущерб от войны, репарации следовали брать в натуральной форме (товарами и разным имуществом) и в посильных для немцев объемах — чтобы не получить подъем реваншизма, как после Первой мировой. Репарации союзники должны были брать, используя свои зоны оккупации. Так как советская зона была небольшой, СССР полагалась еще часть богатств западной зоны.

На деле и СССР, и западные союзники взяли больше, чем по 10 млрд. И речь только о репарациях — личные трофеи солдат и офицеров вообще не поддаются исчислению, тащили все барахло, что могли (часы и белье, посуду и драгоценности, обувь и фотоаппараты, ковры и бритвы и т. п.), и чем выше ранг, тем больше. Г. К. Жуков вывозил всякое добро вагонами, так что его дача под Москвой потом походила на богатый особняк в Германии. «Трофейная лихорадка» захватила всех — от солдат до генералов, с пустыми руками (или в случае генералов — вагонами) не вернулся никто. Но это личные дела, не государственные.

А вот трофейные команды и Советская военная администрация в Германии сосредоточились на самом важном для восстановления экономики СССР: из восточной части бывшего Рейха начали вывозить заводы.

Великое переселение заводов

По данным историка М. И. Семиряги, за несколько лет, в течение которых СССР взимал репарации, было демонтировано и отправлено на Восток 2885 разных фабрик и заводов, 96 электростанций, около 340 тыс. различных станков, 200 тыс. электромоторов, различное научное и лабораторное оборудование (к примеру, телескопы из университетской обсерватории в Берлине), оборудование бассейнов, вагоны и паровозы, гражданские и военные корабли, технику для Центральной телефонной станции Москвы (прослужившую до 1980-х гг.). Было демонтировано также 1337 немецких предприятий в Польше, 206 в Австрии, 54 в Чехословакии и 11 в Венгрии. Всего получено 1 118 000 тыс. единиц оборудования.

Прежде всего, забирали заводы военного и смежного назначения: производства отравляющих веществ, синтетических материалов, химические и металлообрабатывающие заводы, вагоностроительные и ремонтные. Но прихватили и предприятия мирного назначения — машины для производства грампластинок, деревообраатывающие и сыроваренные, шпагатные и крахмальные, ткацкие и цементные производства. Еще несколько десятков заводов удалось получить из западной зоны, но далеко не все, что планировалось, так как бывшие союзники всеми способами саботировали передачу советской доли репараций.

Огромную часть вывезенного так и не довезли в надлежащем состоянии, по пути многое было сломано, потеряно или украдено. Демонтированный в Йене прекрасный завод оптики Carl Zeiss, оказавшись в СССР без своих оставшихся в Германии специалистов, еще долго приносил одни убытки.

Всего (включая Германию и ее союзников) СССР полностью или частично демонтировал 4389 предприятий. Много это или мало? Как оценить значение вывоза промышленного оборудования для восстановления экономики Советского Союза? Если сравнивать с тем, что разрушили в СССР немцы (а это 32 тыс. предприятий), то репарации небольшие. Но если сравнить станочный парк СССР до войны и после, то мы получим несколько другую оценку. Вячеслав Молотов как-то назвал репарации «мелочью». «Государство-то колоссальное у нас, — говорил он, — […] эти репарации были на старом оборудовании, само оборудование устарело». Как считает М. И. Семиряга (сам служивший в Германии после войны), Молотов намеренно преуменьшал значение репараций. «Мелочью» они не были. В 1945 г. в СССР имелось 570−580 тыс. станков (до войны 710), значительная часть — устаревшие и изношенные. Когда к ним добавили немецкие, в том же году парк составил уже 928 тыс. станков. Рост парка за счет репараций продолжался до начала 1950-х гг.: сам СССР произвел в 1946—1950-е гг. только 290 тыс. станков, но их число в 1951 г. достигло 1 млн 507 штук. Репарации даже позволяли выбирать — то, что для Советского Союза было устаревшим или лишним, отдали Китаю.

Так что репарации «натурой» обеспечили ускоренное восстановление СССР, обновление технической базы промышленности, рост производительности и успехи в военном и гражданском производстве. Особенно много оборудования из Германии было доставлено в разрушенную немцами Белоруссию. До сих пор можно в сети найти информацию, что на том или ином предприятии Белоруссии или России работает какой-то трофейный станок.

«Дранг нах Остен» после 1945: мебель, одежда, еда и металлы

Кроме техники, в счет репараций до 1954 г. вывозили огромное количество разных товаров текущего производства и имущества. Вот данные только за 1945 г.: 73,5 тыс. вагонов стройматериалов и всякого имущества, конфискованного просто из квартир (включая десятки тысяч роялей и пианино), 458 тыс. радиоприемников, 188 тыс. ковров, 941 тыс. единиц мебели, 241 тыс. часов (как настенных, так и настольных), 6370 вагонов бумаги, 588 вагонов посуды (фарфора больше всего), 3,4 млн пар обуви, 1,2 млн пальто, 2,5 млн платьев, 4,6 млн единиц белья, 154 вагонов тканей и мехов, 24 вагона, наполненных музыкальными инструментами, 2 млн голов крупного рогатого скота и 206 тыс. лошадей; 2,3 млн тонн зерна, 1 млн тонн картофеля и овощей, 1 млн тонн жиров и сахара, 16 тонн табака, а также 20 млн литров спирта и 186 вагонов вина. Отдали немцы также 447,7 тыс тонн черного и цветного металла, 174,1 тонну драгметаллов, миллионы книг и сотни тысяч предметов искусства, турбины и двигатели ракет ФАУ-2 и уран, столь ценный для советских физиков и для созданий атомной бомбы.

Подобные поставки делались и позже. Немецкие активы в Восточной Европе, множество патентов и прав тоже перешли к Советскому Союзу. В 1953 г. в ГДР произошло восстание, экономика на фоне экономического чуда в ФРГ выглядело бледно, и СССР принял решение: с 1 января 1954 г. прекратить взимать репарации. Точную сумму, которую удалось получить за счет всех поставок, подсчитать невозможно. МИД ФРГ считает, что СССР вывез из ГДР в счет репараций примерно на 15,8 млрд долларов (это около 400 современных миллиардов долл.). Некоторые оценки достигают 22 млрд долл.

Прямой ущерб, который нанесли немцы СССР, составил намного больше — около 128 млрд долл. (679 млрд рублей), а если считать и косвенный — 485 млрд. Немцы разрушили 1710 городов и ПГТ, 70 тыс. сел и деревень. Так что репарации покрыли убытки лишь частично. СССР пострадал от войны больше других стран, но от раздела германского пирога выиграл не так уж и много, если сравнить с другими. Не меньше выиграли США (им достались лучшие заводы, немецкие ученые и патенты), а в денежном эквиваленте больше всех получил Израиль (до 60 млрд долларов). Различные спонсируемые ФРГ фонды до сих пор выплачивают евреям компенсации за холокост.

Компенсации Германии — это еще не все

Правда, помимо репараций были и другие способы компенсировать нанесенный ущерб. Во-первых, был использован научный потенциал Германии — создано около 200 научно-технических бюро, работавших на СССР, советские физики ездили в Германию для изучения местных достижений. Немецких ученых вывезли для работы на советскую территорию, к 1948 г. — 2370 немецких специалистов (плюс члены их семей) — ядерщики, ракетчики, химики, самолетостроители, оптики и т. д., многие работали до этого на Junkers, BMW, Siemens, Heinkel, Carl Zeiss… Большая часть вернулась домой в конце 1940-х, но некоторые оставались до 1958 г. В основном они работали на «оборонку». Как пишет Семиряга, «как голодные волки ищут добычу, мы везде искали конструкторов ФАУ, реактивных самолетов, тяжелых танков», но забывали о «производстве для народа».

Во-вторых, в СССР до 1955 г. оставались военнопленные, которые внести самый весомый после репараций вклад в восстановление разрушенного ими. До 1950 г., когда большая часть их еще не вернулась в Германию, они потрудились на сумму около 50 млрд рублей, то есть покрыли еще 7,3% от прямого ущерба в 679 млрд рублей. Пленные занимались строительством, работали в топливно-энергетической отрасли, в производстве стройматериалов, в металлургии и других отраслях.

К этому можно еще добавить небольшие выплаты от Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии. В полном объеме все выплатили лишь финны (226 млн долл.). Кое-какие выплаты осуществляли и фонды ФРГ уже в начале 21 в. Так, фонд «Память, ответственность и будущее» выплачивал с 2000 по 2007 гг. компенсации остарбайтерам, 427 млн евро выплачено и России.

Все это — репарации, труд пленных, компенсации фондов и т. д. — покрыло лишь небольшую часть материального ущерба, нанесенного немцами Советскому Союзу. На данный момент юридически вопрос репараций закрыт, новые компенсации производятся как жест доброй воли ФРГ. В последние годы новых компенсаций требовали греки (300 млрд долл.) — им немцы так и не вернули огромный принудительный кредит 1942 г., а также поляки (900 млрд долл.) — они считают, что тоже так и не получили свое. Шансов, что Германия заплатит грекам и полякам, почти нет, точно не в ближайшем будущем. От России новых требований о покрытии военного ущерба не поступало. Периодически немцы говорят о необходимости возврата более 1,3 млн редких и ценных книг и манускриптов, также более 250 тыс. музейных ценностей и 266 тыс. архивных дел. СССР возвращал некоторые вещи в ГДР, а в начале 2000-х гг. кое-что вернула и Россия.

Ссылка на основную публикацию